home

  Обо мнеСобытияМедиатекаИнтернет-приемная

Написать письмоmap
Административный иск к Губернатору Свердловской области об отмене QR кодов. PDF Печать E-mail

 

УВАЖАЕМЫЕ ДРУЗЬЯ, ПОДПИСЧИКИ, ПЕРЕШЛИТЕ В ДРУГИЕ РЕГИОНЫ РОССИИ ОБРАЗЕЦ АДМИНИСТРАТИВНОГО ИСКА К ГУБЕРНАТОРУ ПО ОТМЕНЕ QR КОДОВ!

Adm_Isk_k_Guberu_po_otmene_QR
Публикую Административный иск к Губернатору Свердловской области о признании недействующим п.3 его Указа №100-УГ от 18.03.2020 года, с изменениями на текущую дату.
Юристы, проживающие в других регионах России, где Главы Субъектов или Правительства регионов приняли решения о введении, как я считаю, антиконституционных QR кодов, могут взять данный административный иск за образец, переделать его с учётом своего региона и обратиться в региональные суды.
Считал и считаю, что любые Указы Губернаторов, нарушающие Конституцию России и Федеральные Законы, сегрегирующие и разделяющие людей по любому принципу - незаконны!

#административныйискотменаqrкодовтекст #административныйиск #исккгубернатору

https://echo.msk.ru/news/2930260-echo.html

 

 

 

Свердловский областной суд

г. Екатеринбург, ул. Московская 120

 

Административный истец: Волков Иван Павлович,

18.07.1978 г.р., место рождения:

г. Свердловск, Свердловской области,

Адрес регистрации: 620135, г. Екатеринбург,

ул. **********, д.**,  кв.**,

моб. телефон: +7**********,

e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Административный ответчик 1:

Губернатор Свердловской области,

Куйвашев Евгений Владимирович,

620031, г. Екатеринбург, пл. Октябрьская, 1

 

Административный ответчик 2:

Исполняющий обязанности

Губернатора Свердловской области,

Шмыков Алексей Викторович,

620031, г. Екатеринбург, пл. Октябрьская, 1

 

Иные (заинтересованные) лица:

Прокуратура Свердловской области,

620014, г. Екатеринбург, ул. Московская 21

 

Госпошлина: 300 рублей

 



 

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о признании недействующим Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ "О введении на территории Свердловской области режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по защите населения от новой коронавирусной инфекции(2019-nCoV)" с изменениями, внесенными Указами Губернатора Свердловской области (от 08.06.2020 N 282-УГот 15.06.2020 N 317-УГот 19.06.2020 N 328-УГот 22.06.2020 N 329-УГот 23.06.2020 N 332-УГот 26.06.2020 N 335-УГот 29.06.2020 N 338-УГот 30.06.2020 N 340-УГот 06.07.2020 N 356-УГот 13.07.2020 N 372-УГот 20.07.2020 N 382-УГот 27.07.2020 N 411-УГот 31.07.2020 N 421-УГот 03.08.2020 N 425-УГот 10.08.2020 N 452-УГот 17.08.2020 N 455-УГот 24.08.2020 N 456-УГот 28.08.2020 N 478-УГот 31.08.2020 N 479-УГот 07.09.2020 N 490-УГот 14.09.2020 N 501-УГот 21.09.2020 N 504-УГот 28.09.2020 N 515-УГот 05.10.2020 N 524-УГот 12.10.2020 N 541-УГот 26.10.2020 N 589-УГот 28.10.2020 N 594-УГот 06.11.2020 N 605-УГот 13.11.2020 N 607-УГот 20.11.2020 N 640-УГот 27.11.2020 N 648-УГот 07.12.2020 N 665-УГот 11.12.2020 N 689-УГот 18.12.2020 N 711-УГот 25.12.2020 N 739-УГот 18.01.2021 N 7-УГот 01.02.2021 N 39-УГот 04.02.2021 N 46-УГот 15.02.2021 N 64-УГот 01.03.2021 N 116-УГот 15.03.2021 N 137-УГот 25.03.2021 N 176-УГот 13.10.2021 N 598-УГ, от 22.10.2021 N 613-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ) в части ограничения конституционных прав граждан на свободу передвижения, выбора мест посещения, выбора и пользования услугами, доступа в те или иные здания, строения, сооружения (помещения в них), в государственные и муниципальные учреждения и органы власти, коммерческие и некоммерческие предприятия и организации

Указом Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года №100-УГ  (далее- «Указ», опубликован на "Официальном интернет-портале правовой информации Свердловской области" www.pravo.gov66.ru, опубликование № 24990 от 18 марта 2020 г.) на территории Свердловской области введен режим повышенной готовности и приняты дополнительные меры по защите населения от новой коронавирусной инфекции(2019-nCoV)", которые, с учетом всех изменений, в том числе внесенных в Указ 13.10.2021 года, 27.10.2021 года, содержат, помимо прочего, положения, ограничивающие конституционные права жителей Свердловской области (включая меня), в том числе на свободу передвижения (выбор мест посещения), выбор и потребление тех или иных услуг, оказываемых как государственными и муниципальными учреждениями и органами власти, так и коммерческим предприятиями и организациями, индивидуальными предпринимателями (самозанятыми), гарантированные Конституцией Российской Федерации и Федеральными Законами.

Губернатор Свердловской области, Куйвашев Евгений Владимирович, своим Указом фактически установил правила сегрегации, разделения людей по принципу - имеющих или не имеющих так называемые QR коды, нарушив тем самым основополагающие принципы в сфере защиты прав и свобод Человека и Гражданина, гарантируемые статьями 17, 18, 19 Конституции Российской Федерации и защищаемые Федеральным Законодательством.

Статья 17

1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Статья 18

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Статья 19

1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Так, в редакции Указа Губернатора Свердловской области от 13.10.2021 года № 598-УГ, о внесении изменений Указ от 18.03.2020 года №100-УГ сказано:

«3) дополнить пунктом 3 следующего содержания:

«3. Установить, что посещение гражданами, достигшими возраста 18 лет, зданий, строений, сооружений (помещений в них), указанных в абзацах втором и третьем настоящей части, допускается при наличии у таких граждан QR-кода, оформленного с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)" и подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) (далее - QR-код), или медицинского документа, подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) не более шести месяцев назад (вторым компонентом вакцины или однокомпонентной вакциной против новой - коронавирусной инфекции (2019-nCoV), прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации), либо что гражданин перенес новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) не более шести месяцев назад (далее - медицинский документ), а также документа, удостоверяющего личность гражданина, начиная:

с 25 октября 2021 года - при посещении зданий, строений, сооружений (помещений в них) государственных органов Свердловской области, органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственных учреждений Свердловской области и муниципальных учреждений, осуществляющих материально-техническое и социально-бытовое обеспечение деятельности указанных органов (в том числе работниками этих учреждений); музеев, библиотек, выставочных центров; объектов физкультуры и спорта (за исключением профессиональных спортивных клубов, объектов спорта образовательных организаций);

с 8 ноября 2021 года - при посещении зданий, строений, сооружений (помещений в них) театров, концертных организаций, филармоний; кинотеатров (кинозалов) и иных организаций, осуществляющих публичную демонстрацию фильмов; дворцов и домов культуры; салонов красоты; баз отдыха, домов отдыха, санаторно-курортных организаций (санаториев).

Собственникам и иным законным владельцам зданий, строений, сооружений (помещений в них), указанных в абзацах втором и третьем части первой настоящего пункта, обеспечить:

1) проведение проверки наличия у посетителей, достигших возраста 18 лет, QR-кода или медицинского документа и соответствия данных о посетителе, содержащихся в QR-коде или медицинском документе и документе, удостоверяющем личность гражданина;

2) установление пунктов контроля в целях недопущения посетителей, достигших возраста 18 лет, не имеющих QR-кода или медицинского документа.»».

Кроме того, Указом Губернатора Свердловской области от 27.10.2021 года № 616-УГ (подписан исполняющим обязанности Губернатора Свердловской области Шмыковым А.В.), о внесении изменений в Указ от 18.03.2020 года №100-УГ содержится пункт 1) следующего содержания:

«1) пункт 3 изложить в следующей редакции:

"3. Установить, что с 30 октября 2021 года посещение гражданами, достигшими возраста 18 лет, зданий, строений, сооружений (помещений в них), в которых располагаются органы и организации, указанные в части второй настоящего пункта, допускается при наличии у таких граждан документа, удостоверяющего личность гражданина, а также:

QR-кода, оформленного с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)" и подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) либо что гражданин перенес новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV);

или медицинского документа, подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) (в том числе первым компонентом двухкомпонентной вакцины, прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации) не более шести месяцев назад либо что гражданин перенес новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) не более шести месяцев назад;

или медицинского документа, подтверждающего наличие медицинских противопоказаний к проведению профилактической прививки против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), заверенного лечащим врачом и руководителем (заместителем руководителя) медицинской организации, и медицинского документа, подтверждающего отрицательный результат лабораторного исследования на новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) методом полимеразной цепной реакции (далее - ПЦР), проведенного не позднее чем за 72 часа.

Запретить посещение гражданами, достигшими возраста 18 лет, не имеющими документа, удостоверяющего личность гражданина, и QR-кода или медицинских документов, указанных в части первой настоящего пункта, зданий, строений, сооружений (помещений в них), в которых располагаются:

1) государственные органы Свердловской области, органы местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственные учреждения Свердловской области и муниципальные учреждения, осуществляющие материально-техническое и социально-бытовое обеспечение деятельности указанных органов, государственное учреждение Свердловской области, осуществляющее официальное опубликование нормативных правовых актов Свердловской области (в том числе работниками этих учреждений);

2) организации общественного питания (за исключением обслуживания на вынос без посещения гражданами помещений организаций общественного питания, доставки заказов, деятельности организаций общественного питания, обеспечивающих круглосуточное питание работников организаций, а также организаций общественного питания, расположенных в аэропорту "Кольцово", на железнодорожных вокзалах и автовокзалах);

3) организации, осуществляющие деятельность в сферах культуры, спорта (за исключением профессиональных спортивных клубов, объектов спорта образовательных организаций), организации досуга и развлечений, в том числе театры, филармонии, концертные организации, музеи, библиотеки, ночные клубы, танцплощадки, дискотеки, развлекательные аттракционы, цирки, зоопарки, океанариумы, дельфинарии, аквапарки;

4) торговые, торгово-развлекательные центры и комплексы, кинотеатры (кинозалы), кинематографические клубы;

5) объекты розничной торговли (за исключением аптек и аптечных пунктов, объектов розничной торговли в части реализации продовольственных товаров и (или) непродовольственных товаров первой необходимости в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.03.2020 № 762-р);

6) прачечные, химчистки, парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны, общественные бани, сауны, солярии, базы отдыха, дома отдыха, санаторно-курортные организации (санатории);

7) детские игровые комнаты, детские развлекательные центры, детские лагеря дневного пребывания.

Собственникам и иным законным владельцам зданий, строений, сооружений (помещений в них), в которых располагаются органы и организации, указанные в части второй настоящего пункта, обеспечить:

1) проведение проверки наличия у посетителей, достигших возраста 18 лет, QR-кода или медицинских документов, указанных в части первой настоящего пункта, и соответствия данных о посетителе, содержащихся в QR-коде или медицинских документах, указанных в части первой настоящего пункта, и документе, удостоверяющем личность гражданина;

2) установление пунктов контроля в целях недопущения посетителей, достигших возраста 18 лет, не имеющих QR-кода и (или) документов, указанных в части первой настоящего пункта.

Установить, что действие частей первой - третьей настоящего пункта не распространяется на посещение гражданами переписных участков в период проведения Всероссийской переписи населения и пунктов вакцинации против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV).

Установить, что после 15 декабря 2021 года посещение гражданами, достигшими возраста 18 лет, зданий, строений, сооружений (помещений в них), в которых располагаются органы и организации, указанные в части второй настоящего пункта, при наличии медицинского документа, подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) первым компонентом двухкомпонентной вакцины, прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации, не допускается.»».

Далее по тексту настоящего административного иска Указ Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ со всеми изменениями с момента его первой публикации, включая изменения от 13.10.2021 N 598-УГ, от 22.10.2021 N 613-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ именуется  – Указ Губернатора Свердловской области.

Таким образом, вышеназванные меры, вводимые Указом Губернатора Свердловской области Куйвашева Е.В. не могут расцениваться иначе, как императивные запреты жителям Свердловской области (включая меня) свободно передвигаться, посещать определенные здания, строения и сооружения (помещения в них), выбирать по своему усмотрению какими услугами каких государственных и муниципальных учреждений и органов власти, коммерческих и иных организаций и предприятий пользоваться.

 

Данный Указ Губернатора Свердловской области, фактически, реально, уже прямо сейчас, запрещает доступ мне и другим жителям и гостям Свердловской области в государственные и муниципальные учреждения и органы власти, организации, осуществляющие деятельность в сферах культуры, спорта, (в том числе фитнесс-центры), организации досуга и развлечений, в том числе театры, филармонии, концертные организации, музеи, библиотеки, ночные клубы, танцплощадки, дискотеки, развлекательные аттракционы, цирки, зоопарки, океанариумы, дельфинарии, аквапарки, торговые, торгово-развлекательные центры и комплексы, кинотеатры (кинозалы), кинематографические клубы, объекты розничной торговли, прачечные, .уячечные, химчистки, парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны, общественные бани, сауны, солярии, базы отдыха, дома отдыха, санаторно-курортные организации (санатории), детские игровые комнаты, детские развлекательные центры, детские лагеря дневного пребывания, а по имеющимся у административного истца данным, также и в школы, детские сады и другие организации и учреждения.

В частности, я и моя супруга водим наших несовершеннолетних детей в детско-юношескую спортивную школу «РИНГС» (Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования), в Детскую школу искусств, и уже сейчас не можем зайти внутрь помещений данных учреждений, так как у нас нет пресловутого QR-кода. Как нет его и у львиной доли жителей Свердловской области. В итоге детям приходится снимать верхнюю одежду перед входом в данные учреждения прямо на улице, и одеваться после занятий физической культурой и спортом им также приходится разгоряченными тоже на улице, на ветру в холодную погоду. Родители же, за неимением QR кода, толпятся в тамбуров у входов в данные организации на нескольких квадратных метрах.

Мне, как общественному деятелю, ежедневно поступает значительное количество сообщений и обращений от самых разных людей из разных городов Свердловской области, в том числе и Екатеринбурга, по поводу нарушения их конституционных прав, связанных с требованиями к ним предъявить QR-коды и не допуском людей к своим детям, которые обучаются и занимаются в государственных и муниципальных образовательных учреждениях и организациях.

 

QR код и паспорт как у меня, так и у жителей Свердловской области, на входах в различные учреждения и организации, требуют к предъявлению лица (вахтеры, охранники, администраторы и др.) не имеющие на это никакого права в соответствии с Федеральным законодательством. Ведь это такие же граждане нашей Страны, не наделенные специальными властными полномочиями и нарушающие, по сути, права людей на тайну личной жизни, получающие без должных правовых оснований доступ к персональным данным, нарушая тем самым действующее законодательство в сфере защиты персональных данных, и совершая деяния, которые могут квалифицироваться как уголовное преступление, ответственность за которое предусмотрена статьей 137 УК РФ. Это вызывает также множество конфликтных ситуаций.
УК РФ Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

 

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Во многих коммерческих, государственных и муниципальных учреждениях и организациях имеют место быть факты не неправомерного отказа как в допуске, так и в предоставлении и оказании услуг по причине отсутствия у обращающихся QR кодов и/или паспортов гражданина РФ (при себе), что само по себе может привести к существенным штрафам для организаций всех форм собственности.

Согласно ч.5 ст. 14.8 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации:

5. Отказ потребителю в предоставлении товаров (выполнении работ, оказании услуг) либо доступе к товарам (работам, услугам) по причинам, связанным с состоянием его здоровья, или ограничением жизнедеятельности, или его возрастом, кроме случаев, установленных законом, -

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

 

Как Указ Губернатора регулирует вопросы возмещения бизнес-сообществу данных расходов из Указа не следует.

Положения пункта 3 оспариваемого Указа Губернатора Свердловской области (нормативно-правового акта) противоречат нижеследующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, на соответствие которым и надлежит проверить Указ Губернатора в оспариваемой мной части:

Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950 года);

Закону РФ от 25.06.1993 N 5242-1(ред. от 01.04.2019) "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»; 

Федеральному закону от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (пункту 10 статьи 4.1);

Федеральному закону от 30.03.1999 N 52-ФЗ (ред. от 26.07.2019) "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (статьям 29, 31);

Закону Свердловской области от 27 декабря 2004 года № 221-ОЗ  "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Свердловской области" (статье 6);

«Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.07.2021), (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2021).

В силу ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее по тексту – Конвенция), каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

(a) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

(b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

(d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

(e) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

(f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

Согласно ст. 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Оспариваемый нормативный акт противоречит указанным положениям Конвенции, нарушая основополагающие указанные права, незаконно ограничивает их. При этом административный ответчик без соответствующего судебного акта фактически принуждает меня к принудительному вакцинированию, что не допускается Федеральным Законодательством России.

Кроме того, оспариваемый указ в оспариваемой части противоречит следующим положениям Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 (ред. от 01.04.2019) "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»:

Статье 1, согласно которой, с соответствии с Конституцией Российской Федерации и международными актами о правах человека каждый гражданин Российской Федерации имеет право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации.

Ограничение права граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона.

Лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и законно находящиеся на ее территории, имеют право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

Статье 8, согласно которой право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законами Российской Федерации может быть ограничено: в пограничной зоне; в закрытых военных городках; в закрытых административно-территориальных образованиях; в зонах экологического бедствия; на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности; на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение.

Исходя из системного анализа оспариваемого Указа Губернатора Свердловской области, основанием для его принятия послужили  пункт "б" пункта 6 статьи 41 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", статьи 6 и 29 Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", пункты 3-1 и 3-3 статьи 6 Закона Свердловской области от 27 декабря 2004 года № 221-ОЗ  "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Свердловской области".

При этом, на основании пункта "б" пункта 6 статьи 41 Федерального закона от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме повышенной готовности.

На основании статьи 1 Федерального закона №68-ФЗ,  режим функционирования органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций - это определяемые в зависимости от обстановки, прогнозирования угрозы чрезвычайной ситуации и возникновения чрезвычайной ситуации порядок организации деятельности органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и основные мероприятия, проводимые указанными органами и силами в режиме повседневной деятельности, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации.

Таким образом, введенный на территории Свердловской области режим повышенной готовности является режимом функционирования органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, а не особыми условиями проживания, или режимом проживания населения и хозяйственной деятельности на территории Свердловской области.

На основании пункта 10 ст.4.1 Федерального закона №68-ФЗ, определяющего полномочия высшего должностного лица субъекта РФ, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, к дополнительным мерам защиты населения относятся следующее:

а) ограничение доступа людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, а также в зону чрезвычайной ситуации;

б) определение порядка разбронирования резервов материальных ресурсов, находящихся в зоне чрезвычайной ситуации, за исключением государственного материального резерва;

в) определение порядка использования транспортных средств, средств связи и оповещения, а также иного имущества органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций;

г) приостановление деятельности организации, оказавшейся в зоне чрезвычайной ситуации, если существует угроза безопасности жизнедеятельности работников данной организации и иных граждан, находящихся на ее территории;

д) осуществление мер, обусловленных развитием чрезвычайной ситуации, не ограничивающих прав и свобод человека и гражданина (как например введение пресловутых QR-кодов), и направленных на защиту населения и территорий от чрезвычайной ситуации, создание необходимых условий для предупреждения и ликвидации чрезвычайной ситуации и минимизации ее негативного воздействия.

Таким образом, Федеральный закон от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", не наделяет Губернатора Свердловской области полномочиями по принятию мер, ограничивающих права и свободы человека и гражданина.

Между тем, оспариваемый Указа Губернатора Свердловской области (с изменениями и дополнениями) такие ограничения содержит, поскольку фактический запрет всем жителям Свердловской области, не имеющим QR кодов, посещать вышеуказанные в настоящем административном иске места, здания, строения, сооружения (помещения в них), предприятия, учреждения и организации различных форм собственности, является ничем иным, как ограничением права на свободное передвижение, свободный выбор мест посещения, доступ к государственным, муниципальным услугам, и услугам, оказываемым коммерческими и некоммерческими (бюджетными) организациями и предприятиями.

Статья 6 Закона Свердловской области от 27 декабря 2004 года № 221-ОЗ  "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Свердловской области", определяющая компетенцию Губернатора Свердловской области при осуществлении мероприятий по защите населения и территорий в Свердловской области от чрезвычайных ситуаций, не содержит права Губернатора принимать решения об ограничении прав и свобод граждан, а, значит, оспариваемое положение Указа Губернатора (с изменениями и дополнениями), принято с нарушением компетенции высшего должностного лица субъекта РФ.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Свобода передвижения и выбора места жительства предусмотрена также Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 12), другими международными и международно - правовыми актами, в том числе Протоколом N 4 к Европейской конвенции прав человека (статья 2).

Свобода передвижения, выбора места пребывания является существенным элементом свободы личности, условием профессионального и духовного развития человека. Российская Федерация, как социальное государство, обязана проводить политику, обеспечивающую такое развитие.

Оспариваемый нормативно-правовой акт непосредственно затрагивает моё, и всех жителей Свердловской области, не имеющих QR-кодов, право на свободу передвижения, свободный вход и посещение зданий, строений и сооружений (и помещений в них), о которых идет речь в Указе Губернатора, выбор и пользование услугами государственных, муниципальных и коммерческих органов, предприятий и организаций расположенных в этих зданиях, строениях и сооружениях (помещениях).

Право свободного передвижения принадлежит гражданину от рождения и, как и другие основные права и свободы, является неотчуждаемым (статья 17, часть 2, Конституции Российской Федерации; статья 150 Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем это право не носит абсолютного характера и подлежит правовому регулированию с учетом того, что его осуществление может привести к нарушению прав и свобод других лиц, что недопустимо в силу статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Поэтому реализация названного права может сопровождаться введением обоснованных ограничений в соответствии с основаниями и порядком, установленными статьями 55 (часть 3) и 56 Конституции Российской Федерации, однако введение неких QR кодов, понятие, правовой статус, применимость и обязательность которых действующим Федеральным законодательством нашей Страны не урегулированы – не допустимо, противоправно и противоречит не только букве, но и духу Закона.

Согласно части третьей статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах право на свободное передвижение не может быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в Пакте иными правами (о QR кодах и иных способах контроля над людьми ни в Законодательстве ни в Пакте не говорится ни слова).

Следовательно, общим требованием Конституции Российской Федерации и международно - правовых норм является положение о том, что ограничения права на свободный выбор передвижения могут быть установлены только законом.

Конституция Российской Федерации конкретизирует это требование указанием на то, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Соответственно положение части второй статьи 1 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", согласно которому такие ограничения допускаются только на основании закона, не подлежит расширительному толкованию: в данном случае понятием "закон" охватываются исключительно федеральные законы, но не законы субъектов Российской Федерации, поскольку иначе названной норме придавался бы неконституционный смысл (Постановление Конституционного Суда РФ от 04.04.1996 N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы").

Таким образом, ограничение права граждан Российской Федерации на свободу передвижения и выбор места пребывания в пределах Российской Федерации допускается только на основании федерального закона.

Такие ограничения могут вводиться, в частности:

  1. Федеральным конституционным законом от 30.01.2002 N 1-ФКЗ (ред. от 01.07.2017)"О военном положении" (пп.4 п.2 ст.7);
  2. Федеральным конституционным законом от 30.05.2001 N 3-ФКЗ (ред. от 03.07.2016) "О чрезвычайном положении" (п. «б» ст.11);

 

Иные федеральные (федеральные конституционные) законы, предусматривающие возможность ограничения конституционных прав граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания, в системе действующего правового регулирования Российской Федерации отсутствуют.

 

Положения статьи 8 Федерального Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1(ред. от 01.04.2019) "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», предусматривающей возможность ограничения  право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законами Российской Федерации в пограничной зоне; в закрытых военных городках; в закрытых административно-территориальных образованиях; в зонах экологического бедствия; на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности; на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение, необходимо толковать в системной взаимосвязи с положениями статьи 1 указанного ФЗ, согласно которой  ограничение права граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона (с учетом позиции КС РФ, изложенной в постановлении от 04.04.1996 N 9-П).

Норма статьи 8 Федерального Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1(ред. от 01.04.2019) "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», по сути, является отсылочной к другим ФЗ, которыми могут быть установлены ограничения прав и свобод граждан, в том числе на территориях, где введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности.

Термин «особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности» в законодательстве не раскрывается, однако, очевидно, что введенный в Свердловской области режим повышенной готовности, не относится ни к тому, ни к другому, поскольку, в силу прямого указания закона, является режимом функционирования органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, то есть распространяется именно на органы и силы системы предупреждения и ликвидации ЧС.

Положения подпункта «д» пункта 10 ст.4.1. дают Главам субъектов России полномочия по введению дополнительных мер защиты населения, однако, не ограничивающих прав и свобод граждан, о чем прямо указано в законе. Введение же QR кодов, о которых сказано в Указе Губернатора Свердловской области (с изменениями и дополнениями), является ограничением прав и свобод граждан, противозаконно и недопустимо.

Исходя из вышеизложенного, законами, позволяющими ограничить конституционные права граждан на свободу передвижения являются:

Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 N 1-ФКЗ "О военном положении" (пп.4 п.2 ст.7);

Федеральным конституционный закон от 30.05.2001 N 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" (п. «б» ст.11).

Не соответствует оспариваемый в части нормативно-правовой акт (Указ Губернатора Свердловской области) и положениям статей 29, 31 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

Так, положениями данного Федерального закона не предусмотрена возможность ограничения конституционных прав и свобод граждан, включая право на свободу передвижения, доступа в те или иные организации, предприятия, органы и учреждения с использованием QR кодов.

На основании ч.1 ст.29, Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок (с личного согласия Человека), гигиенического воспитания и обучения граждан.

В соответствии со статьей 31 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ограничительные мероприятия (карантин) вводятся в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации, на территории Российской Федерации, территории соответствующего субъекта Российской Федерации, муниципального образования, в организациях и на объектах хозяйственной и иной деятельности в случае угрозы возникновения и распространения инфекционных заболеваний.

Ограничительные мероприятия (в том числе карантин) вводятся (отменяются) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей решением Правительства Российской Федерации или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, а также решением уполномоченных должностных лиц федерального органа исполнительной власти или его территориальных органов, структурных подразделений, в ведении которых находятся объекты обороны и иного специального назначения.

Порядок осуществления ограничительных мероприятий (карантина) и перечень инфекционных заболеваний, при угрозе возникновения и распространения которых вводятся ограничительные мероприятия (карантин), устанавливаются санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Как на момент принятия оспариваемого в части Указа Губернатора Свердловской области, так и на текущий момент, в России отсутствуют санитарные правила либо иные Федеральные нормативно-правовые акты Российской Федерации, определяющие порядок осуществления ограничительных мер (карантина) в целях недопущения распространения короновирусной инфекции  COVID-19 с использованием QR кодов.

Не может признаваться таковым и Постановление А.Ю. Поповой, Главного государственного санитарного врача Российской Федерации №9 от 30.03.2020 «О дополнительных мерах по недопущению распространения COVID-19» (и иные), поскольку данное постановление нормативно-правовым актом Российской Федерации не является.

Так, на основании пункта 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 50 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами", признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Между тем, указанное постановление адресовано конкретным субъектам правоотношений: высшим должностным лицам субъектов РФ, Федеральным органам исполнительной власти, руководителям органов исполнительной власти субъектов РФ, руководителям территориальных органов Роспотребнадзора, главным врачам и т.д., но не гражданам и лицам без гражданства, проживающим и находящимся на территории Российской Федерации.

Пунктом 1.3 указанного постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации (не имеющим нормативного характера) главам субъектов РФ предписано обеспечение введения ограничительных мероприятий, а не введение запрета людям, не имеющим QR кодов посещать те или иные места.

Таким образом, оспариваемый Указ Губернатора Свердловской области противоречит Федеральному закону от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", поскольку:

  1. данным Федеральным Законом не предусмотрена возможность ограничения прав и свобод граждан в принципе, и тем более с использованием QR кодов;
  2. ограничительные мероприятия (карантин), не нарушающие права и свободы граждан, должны вводиться в порядке, установленном СанПин или иными нормативно- правовыми актами РФ, которые отсутствовали как на момент принятия оспариваемого Указа Губернатора Свердловской области, так отсутствуют и на сегодняшний день, во всяком случае, применительно к «обязательням» QR кодам.

Таким образом, Указ Губернатора Свердловской области противоречит Закону РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (статьям 1,8); Федеральному закону от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (пункту 10 статьи 4.1); Федеральному закону от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (статьям 29, 31); Закону Свердловской области от 27 декабря 2004 года № 221-ОЗ  "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Свердловской области" (статье 6), имеющим большую юридическую силу.

Административный истец является непосредственным субъектом сложившихся правоотношений, так как проживает на территории Свердловской области (города  Екатеринбурга).

В этой связи, его, как и других жителей Свердловской области, вышеуказанные незаконные ограничения, возложенные административным ответчиком в связи с введением ограничений на свободу передвижения, доступа в те или иные места только по QR кодам, и иные - касаются непосредственно. В связи с чем права административного истца нарушаются в настоящий момент, а также существует реальная угроза их нарушения в будущем.

Поскольку я постоянно проживаю на территории Свердловской области, я непосредственно отношусь к числу субъектов отношений, регулируемых оспариваемым Указом Губернатора Свердловской области (в части, касающейся QR кодов).

Введенные оспариваемым Указом Губернатора Свердловской области ограничительные меры в виде запрета посещать определенные места без QR кода прямо и непосредственно нарушают мои (и других жителей Свердловской области) права на свободу передвижения, посещения определенных мест, на свободный выбор тех или иных государственных, муниципальных и коммерческих услуг.

Таким образом, полагаю, что оспариваемым нормативным правовым актом Губернатора Свердловской области нарушено мое конвенциональное право на личную свободу.

Полагаю, что Государство, в лице Губернатора Свердловской области, издавшего оспариваемый мной Указ, нарушило  ст. 8 ЕКПЧ, незаконно вмешавшись в мою частную сферу, произвольно и без насущной общественной необходимости лишив меня возможности удовлетворять свои личные, семейные, культурные, досуговые и иные социальные потребности, а также потребности членов моей семьи и всех жителей Свердловской области, не имеющих сейчас, как и я, и не желающих получать в будущем QR коды для доступа в те или иные места, о которых идет речь в оспариваемом Указе Губернатора Свердловской области.

Таким образом, я полагаю, что оспариваемым нормативным правовым актом административного ответчика нарушено мое конвенциональное право на  уважение моей личной жизни.

Полагаю, что Государство, в лице Губернатора Свердловской области, издавшего оспариваемый мной Указ, нарушило  ст. 2 протокола №4 к ЕКПЧ, незаконно лишив меня возможности свободно передвигаться по территории Екатеринбурга и Свердловской области, посещать те места, здания, строения и сооружения (помещения в них), государственные, муниципальные, бюджетные, коммерческие и некоммерческие организации различных форм собственности, о которых идет речь в Указе Губернатора.

Таким образом, полагаю, что оспариваемым нормативным правовым актом Губернатора Свердловской области нарушено мое конвенциональное право на  свободу передвижения.

При принятии оспариваемого Указа были нарушены требования ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 22 Конституции РФ о личной свободе и о гарантиях Государства в соблюдении достоинства личности. Указом Губернатора Свердловской области мое личное достоинство и достоинство жителей Свердловской области, не имеющих и/или не желающих проходить «куаризацию»  и получать QR коды было умалено.

Таким образом, Указом Губернатора Свердловской области было нарушено достоинство моей личности и моя личная свобода, как и достоинство личности и личная свобода жителей Свердловской области, не имеющих, не желающих и не обязанных получать QR коды о которых идет речь в оспариваемом нормативном правовом акте.

При принятии оспариваемого Указа были нарушены требования ч. 1 ст. 23 Конституции РФ о неприкосновенности частной жизни. Указом Губернатора Свердловской области было незаконно осуществлено вторжение в мою частную сферу, и, как я полагаю, в частную сферу всех жителей Свердловской области – мне, как и жителям Свердловской области, не имеющим и не желающим получать QR коды, о которых идет речь в Указе Губернатора, фактически было запрещено по своему усмотрению удовлетворять свои социальные, бытовые, культурные, спортивные, и иные личные потребности.

Таким образом, Указом административного ответчика было нарушено мое право на Свободу Воли, частную жизнь и ее уважение Государством.

При принятии оспариваемого Указа Губернатора были нарушены требования ч. 1 ст. 27 Конституции России о свободе передвижения.

Таким образом, Указом Губернатора Свердловской области было нарушено мое право, и право всех жителей Свердловской области, не имеющих и не желающих получать QR коды доступа на свободу передвижения.

Таким образом, Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года №100-УГ (от 08.06.2020 N 282-УГот 15.06.2020 N 317-УГот 19.06.2020 N 328-УГот 22.06.2020 N 329-УГот 23.06.2020 N 332-УГот 26.06.2020 N 335-УГот 29.06.2020 N 338-УГот 30.06.2020 N 340-УГот 06.07.2020 N 356-УГот 13.07.2020 N 372-УГот 20.07.2020 N 382-УГот 27.07.2020 N 411-УГот 31.07.2020 N 421-УГот 03.08.2020 N 425-УГот 10.08.2020 N 452-УГот 17.08.2020 N 455-УГот 24.08.2020 N 456-УГот 28.08.2020 N 478-УГот 31.08.2020 N 479-УГот 07.09.2020 N 490-УГот 14.09.2020 N 501-УГот 21.09.2020 N 504-УГот 28.09.2020 N 515-УГот 05.10.2020 N 524-УГот 12.10.2020 N 541-УГот 26.10.2020 N 589-УГот 28.10.2020 N 594-УГот 06.11.2020 N 605-УГот 13.11.2020 N 607-УГот 20.11.2020 N 640-УГот 27.11.2020 N 648-УГот 07.12.2020 N 665-УГот 11.12.2020 N 689-УГот 18.12.2020 N 711-УГот 25.12.2020 N 739-УГот 18.01.2021 N 7-УГот 01.02.2021 N 39-УГот 04.02.2021 N 46-УГот 15.02.2021 N 64-УГот 01.03.2021 N 116-УГот 15.03.2021 N 137-УГот 25.03.2021 N 176-УГот 13.10.2021 N 598-УГ, от 22.10.2021 N 613-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ ) не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод; Закону РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (статьям 1,8); Федеральному закону от 21 декабря 1994 года № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (пункту 10 статьи 4.1); Федеральному закону от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (статьям 29, 31); Закону Свердловской области от 27 декабря 2004 года № 221-ОЗ  "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Свердловской области" (статье 6), «Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.07.2021), (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2021), (статья 14.8), имеющим большую юридическую силу, вследствие чего подлежит признанию не действующим в указанной части.

Согласно ст. 211 КАС РФ по административному иску об оспаривании нормативного правового акта суд вправе принять меру предварительной защиты в виде запрета применения оспариваемого нормативного правового акта или его оспариваемых положений в отношении административного истца. Принятие иных мер предварительной защиты по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов не допускается.

На основании изложенного, руководствуясь нормами Конституции Российской Федерации, главой 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

ПРОШУ СУД:

  1. 1. Признать недействующим пункт 3 Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ "О введении на территории Свердловской области режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по защите населения от новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)" в редакции с изменениями, внесенными Указами Губернатора Свердловской области (от 08.06.2020 N 282-УГот 15.06.2020 N 317-УГот 19.06.2020 N 328-УГот 22.06.2020 N 329-УГот 23.06.2020 N 332-УГот 26.06.2020 N 335-УГот 29.06.2020 N 338-УГот 30.06.2020 N 340-УГот 06.07.2020 N 356-УГот 13.07.2020 N 372-УГот 20.07.2020 N 382-УГот 27.07.2020 N 411-УГот 31.07.2020 N 421-УГот 03.08.2020 N 425-УГот 10.08.2020 N 452-УГот 17.08.2020 N 455-УГот 24.08.2020 N 456-УГот 28.08.2020 N 478-УГот 31.08.2020 N 479-УГот 07.09.2020 N 490-УГот 14.09.2020 N 501-УГот 21.09.2020 N 504-УГот 28.09.2020 N 515-УГот 05.10.2020 N 524-УГот 12.10.2020 N 541-УГот 26.10.2020 N 589-УГот 28.10.2020 N 594-УГот 06.11.2020 N 605-УГот 13.11.2020 N 607-УГот 20.11.2020 N 640-УГот 27.11.2020 N 648-УГот 07.12.2020 N 665-УГот 11.12.2020 N 689-УГот 18.12.2020 N 711-УГот 25.12.2020 N 739-УГот 18.01.2021 N 7-УГот 01.02.2021 N 39-УГот 04.02.2021 N 46-УГот 15.02.2021 N 64-УГот 01.03.2021 N 116-УГот 15.03.2021 N 137-УГот 25.03.2021 N 176-УГот 13.10.2021 N 598-УГ, от 22.10.2021 N 613-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ), в части, касающийся фактически реализуемого запрета с 30 октября 2021 года, гражданам, достигшими возраста 18 лет, не имеющими документа, удостоверяющего личность гражданина, и QR-кода, оформленного с использованием федеральной государственной информационной системы "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)" и подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), либо что гражданин перенес новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV), или медицинского документа, подтверждающего, что гражданину проведена профилактическая прививка против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) (в том числе первым компонентом двухкомпонентной вакцины, прошедшей государственную регистрацию в Российской Федерации) не более шести месяцев назад, либо что гражданин перенес новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) не более шести месяцев назад, или медицинского документа, подтверждающего наличие медицинских противопоказаний к проведению профилактической прививки против новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), заверенного лечащим врачом и руководителем (заместителем руководителя) медицинской организации, и медицинского документа, подтверждающего отрицательный результат лабораторного исследования на новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) методом полимеразной цепной реакции (далее - ПЦР), проведенного не позднее чем за 72 часа, доступа в здания, строения, сооружения (помещения в них), в которых располагаются:

1) государственные органы Свердловской области, органы местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственные учреждения Свердловской области и муниципальные учреждения, осуществляющие материально-техническое и социально-бытовое обеспечение деятельности указанных органов, государственное учреждение Свердловской области, осуществляющее официальное опубликование нормативных правовых актов Свердловской области (в том числе работниками этих учреждений);

2) организации общественного питания (за исключением обслуживания на вынос без посещения гражданами помещений организаций общественного питания, доставки заказов, деятельности организаций общественного питания, обеспечивающих круглосуточное питание работников организаций, а также организаций общественного питания, расположенных в аэропорту "Кольцово", на железнодорожных вокзалах и автовокзалах);

3) организации, осуществляющие деятельность в сферах культуры, спорта (за исключением профессиональных спортивных клубов, объектов спорта образовательных организаций), организации досуга и развлечений, в том числе театры, филармонии, концертные организации, музеи, библиотеки, ночные клубы, танцплощадки, дискотеки, развлекательные аттракционы, цирки, зоопарки, океанариумы, дельфинарии, аквапарки;

4) торговые, торгово-развлекательные центры и комплексы, кинотеатры (кинозалы), кинематографические клубы;

5) объекты розничной торговли (за исключением аптек и аптечных пунктов, объектов розничной торговли в части реализации продовольственных товаров и (или) непродовольственных товаров первой необходимости в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.03.2020 № 762-р);

6) прачечные, химчистки, парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны, общественные бани, сауны, солярии, базы отдыха, дома отдыха, санаторно-курортные организации (санатории);

7) детские игровые комнаты, детские развлекательные центры, детские лагеря дневного пребывания.

 

2. Признать недействующим пункт 3 Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ "О введении на территории Свердловской области режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по защите населения от новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)" в редакции с изменениями, внесенными Указами Губернатора Свердловской области (от 08.06.2020 N 282-УГот 15.06.2020 N 317-УГот 19.06.2020 N 328-УГот 22.06.2020 N 329-УГот 23.06.2020 N 332-УГот 26.06.2020 N 335-УГот 29.06.2020 N 338-УГот 30.06.2020 N 340-УГот 06.07.2020 N 356-УГот 13.07.2020 N 372-УГот 20.07.2020 N 382-УГот 27.07.2020 N 411-УГот 31.07.2020 N 421-УГот 03.08.2020 N 425-УГот 10.08.2020 N 452-УГот 17.08.2020 N 455-УГот 24.08.2020 N 456-УГот 28.08.2020 N 478-УГот 31.08.2020 N 479-УГот 07.09.2020 N 490-УГот 14.09.2020 N 501-УГот 21.09.2020 N 504-УГот 28.09.2020 N 515-УГот 05.10.2020 N 524-УГот 12.10.2020 N 541-УГот 26.10.2020 N 589-УГот 28.10.2020 N 594-УГот 06.11.2020 N 605-УГот 13.11.2020 N 607-УГот 20.11.2020 N 640-УГот 27.11.2020 N 648-УГот 07.12.2020 N 665-УГот 11.12.2020 N 689-УГот 18.12.2020 N 711-УГот 25.12.2020 N 739-УГот 18.01.2021 N 7-УГот 01.02.2021 N 39-УГот 04.02.2021 N 46-УГот 15.02.2021 N 64-УГот 01.03.2021 N 116-УГот 15.03.2021 N 137-УГот 25.03.2021 N 176-УГот 13.10.2021 N 598-УГ, от 22.10.2021 N 613-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ), в части, касающейся постановления Губернатором Свердловской области – обязанности, по отношению к собственникам и иным законным владельцам зданий, строений, сооружений (помещений в них), в которых располагаются следующие органы и организации (согласно части 2 пункта 3 обжалуемого Указа Губернатора):

1) государственные органы Свердловской области, органы местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, государственные учреждения Свердловской области и муниципальные учреждения, осуществляющие материально-техническое и социально-бытовое обеспечение деятельности указанных органов, государственное учреждение Свердловской области, осуществляющее официальное опубликование нормативных правовых актов Свердловской области (в том числе работниками этих учреждений);

2) организации общественного питания (за исключением обслуживания на вынос без посещения гражданами помещений организаций общественного питания, доставки заказов, деятельности организаций общественного питания, обеспечивающих круглосуточное питание работников организаций, а также организаций общественного питания, расположенных в аэропорту "Кольцово", на железнодорожных вокзалах и автовокзалах);

3) организации, осуществляющие деятельность в сферах культуры, спорта (за исключением профессиональных спортивных клубов, объектов спорта образовательных организаций), организации досуга и развлечений, в том числе театры, филармонии, концертные организации, музеи, библиотеки, ночные клубы, танцплощадки, дискотеки, развлекательные аттракционы, цирки, зоопарки, океанариумы, дельфинарии, аквапарки;

4) торговые, торгово-развлекательные центры и комплексы, кинотеатры (кинозалы), кинематографические клубы;

5) объекты розничной торговли (за исключением аптек и аптечных пунктов, объектов розничной торговли в части реализации продовольственных товаров и (или) непродовольственных товаров первой необходимости в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.03.2020 № 762-р);

6) прачечные, химчистки, парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны, общественные бани, сауны, солярии, базы отдыха, дома отдыха, санаторно-курортные организации (санатории);

 

7) детские игровые комнаты, детские развлекательные центры, детские лагеря дневного пребывания,

- обеспечить:

1) проведение проверки наличия у посетителей, достигших возраста 18 лет, QR-кода или медицинских документов, указанных в части первой пункта 3 обжалуемого Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ со всеми изменениями вплоть до 27.10.2021 года, и соответствия данных о посетителе, содержащихся в QR-коде или медицинских документах, указанных в части первой пункта 3 обжалуемого Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ со всеми изменениями вплоть до 27.10.2021 года, и документе, удостоверяющем личность гражданина;

2) установление пунктов контроля в целях недопущения посетителей, достигших возраста 18 лет, не имеющих QR-кода и (или) документов, указанных в части первой пункта 3 обжалуемого Указа Губернатора Свердловской области от 18.03.2020 года № 100-УГ со всеми изменениями вплоть до 27.10.2021 года.

 

Приложение:

  1. Квитанция об оплате суммы государственной пошлины.
  2. Копия указа губернатора СО от 18.03.2020 № 100-УГсо всеми редакциями, изменениями  приведенными ниже, но не исключительно от 08.06.2020 N 282-УГот 15.06.2020 N 317-УГот 19.06.2020 N 328-УГот 22.06.2020 N 329-УГот 23.06.2020 N 332-УГот 26.06.2020 N 335-УГот 29.06.2020 N 338-УГот 30.06.2020 N 340-УГот 06.07.2020 N 356-УГот 13.07.2020 N 372-УГот 20.07.2020 N 382-УГот 27.07.2020 N 411-УГот 31.07.2020 N 421-УГот 03.08.2020 N 425-УГот 10.08.2020 N 452-УГот 17.08.2020 N 455-УГот 24.08.2020 N 456-УГот 28.08.2020 N 478-УГот 31.08.2020 N 479-УГот 07.09.2020 N 490-УГот 14.09.2020 N 501-УГот 21.09.2020 N 504-УГот 28.09.2020 N 515-УГот 05.10.2020 N 524-УГот 12.10.2020 N 541-УГот 26.10.2020 N 589-УГот 28.10.2020 N 594-УГот 06.11.2020 N 605-УГот 13.11.2020 N 607-УГот 20.11.2020 N 640-УГот 27.11.2020 N 648-УГот 07.12.2020 N 665-УГот 11.12.2020 N 689-УГот 18.12.2020 N 711-УГот 25.12.2020 N 739-УГот 18.01.2021 N 7-УГот 01.02.2021 N 39-УГот 04.02.2021 N 46-УГот 15.02.2021 N 64-УГот 01.03.2021 N 116-УГот 15.03.2021 N 137-УГот 25.03.2021 N 176-УГот 13.10.2021 N 598-УГ, от 27.10.2021 N 616-УГ итого 62 (63 если считать №100-УГ) редакции Указа Губернатора, с учетом одной, судя по всему, не опубликованной, так как на официальном сайте ее найти не удалось.
  3. Копии административного искового заявления для административного ответчика 1, административного ответчика 2 и прокурора (в электронном виде, ч.2 ст.126 КАС РФ).
  4. Копия диплома истца о наличии высшего юридического образования.

 

30.10.2021 г.

 

Административный истец                                _______________ Иван Павлович Волков.

 

 

________________________________________________________________

Екатеринбургский юрист Иван Волков подал иск к Губернаторк об отмене QR кодов.